RU EN

15 февраля – Международный день борьбы с детским раком

Каждый год от рака в мире страдают более 175 тысяч детей, половина из них впоследствии погибает. По мнению врачей, при ранней и правильной постановке диагноза и своевременном начале лечения 70% злокачественных опухолей у детей могут быть излечены.

15 февраля провозглашен Международным днем борьбы с детским раком. Более 38 стран мира, в том числе и Россия, под патронатом Международного общества детских онкологов и по инициативе Международной конфедерации организаций родителей детей, больных раком, объединились для борьбы с этой страшной болезнью.

Разноцветный фасад здания, игровые площадки, рисунки, большие игрушки — все это больше напоминает детский центр досуга и творчества. Но когда узнаешь истинное предназначение этого места, то становится не так радостно. Федеральный научноклинический центр детской гематологии, онкологии и иммунологии имени Дмитрия Рогачева известен каждой семье, где есть ребенок с диагнозом «рак».

Узнать о специфике детской онкологии, современных аспектах онкологической помощи детям Российской Федерации, а также о прогнозах и перспективах мы попытались у директора ФНКЦ ДГОИ им. Д. Рогачева, академика РАМН, профессора Румянцева Александра Григорьевича.

Рис. 1. Румянцев А.Г. - директор ФНКЦ ДГОИ им. Д. Рогачева

— Александр Григорьевич! Есть ли отличия детской онкологии от взрослой? Какие опухоли чаще всего встречаются у детей?

— Принципиальные отличия. В детской онкологии первостепенный вопрос — причина возникновения. Среди таких заболеваний есть исключительно генетические факторы. Некоторые же формы рака приобретенные. Как правило, внутриутробно. По этой причине первый пик заболевания возникает у детей в возрасте от 2 до 4 лет, так называемый «младенческий пик».

Самая часто встречающаяся опухоль — острый лимфобластный лейкоз, также ее еще называют лейкемией (народный термин прошлого века «белокровие»). Причем у мальчиков эта болезнь встречается чаще, чем у девочек.

Вот одна из причин отличия от взрослого рака — у детей совсем другая морфологическая структура опухолей. Для детской характерны заболевания кроветворной системы (лейкозы, злокачественные лимфомы, лимфогранулематоз), которые составляют 50% от всех заболеваний.

Вторая группа детских заболеваний — опухоли центральной нервной системы (ЦНС). Они составляют 25%. Оставшиеся 25% онкологических заболеваний относятся к герминативно-клеточным, образованным из зачатков некоторых видов тканей, костей, опухоли почек.

В отличие от детей, на особенность взрослой онкологии существенно влияют половые функции. У женщин на первом месте рак молочных желез, на втором — опухоли желудка и кишечника, на третьем — опухоли половой сферы. У мужчин на первом месте — рак легких, на 2-м — кишечника, желудка и на 3-м — предстательной железы. То есть опухоли, которые я упоминал у детей, в патологии взрослых занимают лишь 5–10 места.

И третье отличие — в детской практике лечение высокоэффективное. За счет чего? За счет химиотерапии и биологической терапии рака. Что это такое? Это более 120 молекул, влияющих на ядерный аппарат клеток. В сочетании с химиотерапией мы используем таргетные препараты, то есть точечные, которые основаны на принципах целевого воздействия на фундаментальные молекулярные механизмы, лежащие в основе того или иного заболевания. Первое применение лекарств при раке относится к 1947 году, и начало положило лечение детского лимфатического лейкоза.

— Как переносят химиотерапию взрослые и дети?

— У взрослых есть груз накопившихся болезней, стрессов, возрастных изменений. Дети легче переносят химиотерапию и быстрее восстанавливаются. У них другая физиология. Ребенок растет и развивается, в жизнь вступают новые клеточные клоны, которые, сменяя друг друга, быстро восстанавливаются в организме ребенка.

Прошло более 60 лет развития химиотерапии. И на сегодняшний день любой ребенок, который заболел раком, начинает лечение не с хирургического вмешательства, а с обязательных процедур в виде лекарственного лечения. И на втором этапе используется нож хирурга и/или лучевая терапия.

— Каким образом осуществляется диагностика детских опухолей?

— В онкологии большое значение имеет своевременная диагностика и ее качество. Главное — не упустить время. Несколько дней или недель промедления приводит к переходу болезни в другую стадию. В нашем центре сосредоточено не только самые современные ультразвуковые сканеры, позволяющее с точностью определить диагноз, но и уникальные методики лечения, дающие шанс на выздоровление.

Сегодня мы уже можем говорить об успехах в детской онкологии. Только вдумайтесь: 85–90% случаев выздоровления в Москве от острого лимфобластного лейкоза. И если в течение 5 лет наблюдение без рецидивов, то снимается диагноз, инвалидность. Вторая группа по частоте заболевания — это опухоли головного мозга. Раньше от этого все погибали. Сейчас же выживаемость при наиболее частой опухоли — медуллобластоме — составляет 70%. И третья группа — это злокачественные лимфомы. Выздоровление зависит от различных форм заболеваний и колеблется от 80–95%.

— Результат действительно впечатляющий. И чья это заслуга?

— Вы находитесь в самом инновационном центре детской онкологии и гематологии. Здесь сосредоточены мощные силы. И заслуга в этом команды. Я, как терапевтический гематолог-онколог, встречаю пациента, определяю тактику лечения. Я являюсь центральной фигурой команды. К процессу подключаются: патолог, морфолог, цитолог, которые устанавливают морфологический диагноз в зависимости от характера заболевания. Специалисты по лучевой диагностике занимаются визуализацией компьютерной томографии, выполненной на самых современных компьютерных томографах. Врач-трансфузиолог определяет трансфузию клеток крови, различных биологических препаратов. Чтобы работал коллектив, все участники процесса должны знать предмет своего дела! В нашем центре работают 28 врачей узких педиатрических специальностей. Все специалисты прошли стажировку за рубежом.

Мы гордимся, что у нас передовой учебный центр — готовим гематологов, онкологов, иммунологов, специалистов клинической лабораторной диагностики. Стратегия развития основана на сбалансированном сочетании фундаментальных, прикладных и клинических исследований. Также нами организована работа общества детских гематологов-онкологов в России. Его председателем является профессор А. А. Масчан, который занимается не только подготовкой кадров, но и организацией съездов и различных исследовательских групп.

Мы давно в основу работы положили многоцентровые перспективные исследования детского рака. За 22 года накоплен колос сальный опыт по данным 6 000 пациентов от 0 до взрослого состояния и включены данные всех субъектов РФ, а также Белоруссии, Казахстана.

— Как можно попасть в ваш центр на лечение? Какое количество больных детей у вас размещается?

— В каждом субъекте Российской Федерации имеется отделение или центр детской онкологии и гематологии. Эту работу обеспечивают примерно 500–550 специалистов. Любой россиянин может попасть в наш центр по направлению из Департамента здравоохранения и совершенно бесплатно пройти диагностику и лечение. Финансирование полностью федеральное. Внебюджет составляет чуть больше 5% — за счет лечения подростков старше 18 лет, а также иностранцев. Самому юному пациенту нашего центра 7 дней. Лечение одновременно получают 400 детей. Когда центр проектировался и строился, то инженерами были учтены все тонкости удобства не только для врачей, но и детей. Цветовые интерьеры, игровые комнаты, комфортные палаты созданы так, чтобы ребенок быстрее выздоравливал. Все иногородние пациенты находятся в сопровождении родных.

Рис. 2. Урок рисования в Центре детской онкологии

В зависимости от характера заболевания минимальный лечебный процесс занимает 18 дней. Некоторые же ребятишки могут и по 4–5 месяцев находиться на стационаре. Для них организована средняя образовательная школа. В прошлом году 16 человек сдали ЕГЭ. Все инновационные формы находятся в центре — компьютеры, свободный Wi-Fi, чтобы дети могли общаться с родными и друзьями. Много времени с больными детишками проводят волонтеры фонда «Подари жизнь», чтобы они не чувствовали себя обреченными.

— Какие сложные операции проводятся в вашем центре?

— Центру в феврале исполняется 23 года. Он был организован в 1991 году как институт детской гематологии. Мы мечтали, чтобы когда-нибудь институт стал инновационным центром. Сейчас Вы находитесь в самом крупном в мире центре детского высокотехнологичного лечения рака. В его строительство и оснащение было вложено 10,8 млрд руб.

Особый акцент в лечебной деятельности Центра сделан на программу трансплантации костного мозга. Только у нас делаются самые сложнейшие операции от неродственных доноров. Работают 2 отделения трансплантации гемопоэтических стволовых клеток. В течение года помощь получают до 150 детей. То есть это большая половина детей, которые трансплантируются сегодня в России. Когда мы только начали трансплантацию костного мозга, необходимо было наладить логистику, доноров. Мы европейская нация, а подобрать донора, например, чеченцу или ингушу оказалось очень сложно. Это мелкие популяции, для которых трудно подобрать генетического донора.

Очень трудны и нейрохирургические операции при образовании опухолей головного и спинного мозга любой локализации, которые проводят наши специалисты.

— С какими трудностями приходится сталкиваться?

— Мы конкурируем с западными специалистами. Нам приходится постоянно доказывать, показывать, на что мы способны. Это медленный процесс. Чтобы нашему специалисту выйти на международный уровень в области детской онкологии (никого врачебная работа не волнует), он должен иметь 15 международных публикаций.

У нас высокие результаты за счет того, что мы отказались от всего отечественного и опираемся на международный опыт. Мы ведем большую международную работу. По нашему приглашению нас посещают выдающиеся мировые специалисты.

— Какие перспективы на будущее? Есть ли все же надежды?

— Мы находимся в начале нового пути! Высокотехнологичного и очень дорогого. Рак перешел из стадии смертельного заболевания в рамки хронических проградиентных заболеваний. При постоянном контроле и лечении человек может жить достаточно долго.

Американцы через свои международные организации спрогнозировали, что к 2017 году все формы раковых заболеваний будут подвергаться лечению. То есть сегодня рак не является символом смерти, а является хроническим заболеванием, требующим врачебного контроля.

Пройдет некоторое время, и для лечения пациента можно будет выстроить биохимические компонентные схемы, а также компьютеризировать лечение.

По детской смертности на первом месте стоят вовсе не раковые заболевания, а травмы. Среди подростков 90% смертей от несчастных случаев.

В ближайших перспективах, а именно в марте, мы готовимся к открытию и приему первых пациентов в лечебно-реабилитационном научном центре «Русское поле» в Чеховском районе. Уже все разработано и подготовлено для восстановления и укрепления здорового духа детей!

Материал предоставлен медицинским журналом «Частная практика», № 1, стр. 2–7

Почему стоит работать с нами?

Комплексные поставки медицинского оборудования и мед. изделий
Прямые контракты с производителями - поставки оборудования на оптимальных условиях
Устойчивое финансовое положение позволяет участвовать в торгах любого объема
Широкая номенклатура товаров - более 3000 наименований товара на складе
Спонсорская поддержка наших партнеров и агентов
Богатый международный опыт поставок - торговые представительства в 50 странах мира

Связь со специалистом

Запросить цену

Заказать сервис

Отправить резюме

Подписаться на рассылку

Запросить коммерческое предложение